Главная > Общество, литература > Дао издателя или пипифакс в красивой обложке.

Дао издателя или пипифакс в красивой обложке.

Читая издаваемую в России литературу с грустью убеждаешься — она скаждым годом становится все хуже и хуже. Становится неудобно за издателей и грустно за людей, которые покупают книжки с яркими, зазывными обложками. Возникает печальное недоумение — как же так? Как можно плодить вторичный продукт и впаривать его за большие деньги ни в чем неповинным людям. Кто в этом виноват?

В наше время пишут все. В то время как количество читателей стремится к уровню плинтуса, ряды писателей всех мастей, стремятся к бесконечности.
Может быть дело к этом? Закончив свое «творение», новоявленный «толстоевский» бежит с ним не в нужник (что было бы более правильно), а к издателю. В свое время классик давал прекрасный совет, как бороться с этой напастью — пороть и приговаривать: «Писать, писать, писать». Только вот никто ему не следует, а оттого «толстоевские» лилипутского формата плодятся как тараканы.
Однако, на страже читателя стоят заслоны из специально обученных редакторов, которые отсеивают мусор еще на дальних подступах к издательству.
У издателя, как у течной суки, нет недостатка во вполне достойных текстонабирателях, желающих сунуть свои каракули в теплое редакторское подхвостье. И он как сука, придирчиво выбирает кандидата.
Издатель, как система производящая прибавочную стоимость продукта, должен произвести нечто, ради чего безволосая мартышка-рефлексоид откажется от пары стаканов сока в пользу печатного предприятия.
Казалось бы чего проще. По закону сформулированному другим классиком, капиталист за 100% прибыли продаст веревку, на которой его повесят. Оттого, за определенную норму прибыли, издатель напечатает не только «чернуху и порнуху», но свой собственный снимок на «сопливом мустанге» или за поеданием вторпродукта из ночной вазы. Но тут начинает работать другой фактор. Дадим слово Платону, как знающему толк в властно-социальных извращениях:

» …Воспитание есть привлечение и приведение детей к такому образу мыслей, который признан законом правильным и в действительной правильности которого убедились у тому же на опыте люди самые почтенные и престарелые. И вот, чтобы душа ребенка не приучалась радоваться и скорбеть вопреки закону и людям, ему послушным, и чтобы ребенок следовал в своих радостях и скорбях тому же самому, что и старик, и появились песни. Мы их так называем; на самом же деле это заклинания, зачаровывающие душу; они имеют серьезную цель — достичь гармонии, о которой мы говорили. А так как души молодых людей не могут выносить серьезного, то их и надо было назвать забавой, песнями и исполнять их только в качестве таковых, ведь людям больным и слабым телом ухаживающие за ними стараются подносить полезную пищу в сладких блюдах или напитках…Будь я законодатель, я попытался бы принудить поэтов и вообще всех в государстве именно так; чуть ли не самое большое наказание назначил бы я тому, кто стал бы в стране выражать мнение, будто существуют какие-то люди, жизнь которых приятна, хотя они и дурны, и будто полезным и выгодным является одно, а справедливым — другое. …»

Иными словами, на пути удовлетворения низменных страстей рефлексоидов неизбежно появляются «почтенные и престарелые» от общественности и государственная цензура. Эти заинтересованные лица обяжут «сеять разумное, доброе, вечное». Многие помнят недавние закрытия издательств и конфискацию тиражей.
Учитывая падение читательского спроса, можно представить, в какой драматической ситуации находится издатель. Оттого он должен действовать наверняка, выпуская то, что должно понравится большинству людей, но при этом «невинность соблюсти».
Проходным критерием является соответствие некоторому шаблону, принятому в издательстве. Он отработан до совершенства, за него не бьют по голове. И пипл хавает… Чего рисковать…
Понятное дело, что при таком раскладе все выходящее из под печатных станков некоего издательства «XYZ» неизбежно становится однотипным замесом приемов и ситуаций, который приедается читателю все сильней и сильней. И чем дальше, тем больше. Падает уважение к печатной книге, все больше хитростей и ухищрений используют издатели и книгопродавцы, чтобы всучить свои поделки. Свою лепту вносит и Интернет…
Видится момент, когда вся бумажная масса встанет непереваренным комом в торговых сетях.
Это означает, что для бумажной литературы нет будущего. Там, где в дело вмешиваются товарно-денежные отношения, музы молчат.

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: