Главная > Общество, литература > Дао писателя или перманентная терапия иллюзий.

Дао писателя или перманентная терапия иллюзий.

Были времена, когда рифмованными строчками топили в море корабли, а правильно расположенные слова в книге необратимо меняли судьбы наций и государств. Писатели и поэты были властителями дум миллионов людей, их герои предметом подражания Отблеск славы могучих предшественников ложится на современных «текстонабирателей».

До сих пор профессия писателя считается прибыльной, уважемой и почетной.

Однако, нынешние сочинители давно стали развлекателями публики, клоунами, балаганными шутами и даже марионетками. Сейчас, как никогда, актуально при первых признаках писательской болезни класть поперек лавки и пороть, приговаривая: «Писать, писать, писать». Если уж так не удалось человека вылечить, его потом лечит жизнь… И лечит гораздо жестче и больнее.

Как выясняется, чтобы быть изданным, нужно не просто написать грамотно и без ошибок, не просто вложить в произведение мысль и сделать его интересным. Нужно попасть в некий шаблон, культивируемый издателями. Этот вопрос уже разбирался и снова касаться его мы не будем. Отмечу лишь, что зачастую автор для этого душит собственную песню и блеет с чужого голоса. Что же получает творец за свою литературную проституцию?

Как Акунин или Головачев живут бог знает, но для среднего сочинителя дело обстоит следующим образом:

Автор получает гонорар (роялти) в размере 8-10% от оптовой стоимости стоимости книги. Эта сумма может выплачиваться как единоверменно, при заключении договора за обьявленный тираж, так и частями по итогам реализации продукции.

Много это или мало? Значит сочинитель получит рублей 10 с экземпляра. Оптовая стоимость средней книги на 20-25 а.л. составляет 100-120 руб, в розницу 200-250 руб.

При среднем тираже в 3000 единиц, писатель «стяжает» 30000 рублей т.е около 1000 вечнозеленых. Т.е. за год или два щелканья по клавишам (время написания книги) из расчета на один месяц получается меньше, чем заработок предприимчиворго бомжа собирающего бутылки. А ведь у сочинителя есть наверняка жена и дети, которые хотят кушать.

Но это ведь тупик. Как средство зарабатывания денег литература — ноль. Есть менее мучительные способы ниществования.

Тем не менее люди пишут. Пишут в офисе, где просиживают штаны, пишут дома по ночам, слушая как ворочается жена, кашляют дети, а за стенкой ругается теща.

Занятия литературой забирают у человека жизнь. Он уже не может успешно торговать прокладками с крылышками, пить пиво с коллегампи после работы, ругать детей за двойки и бездумно пялиться с женой в телевизор. Верней делает это все, но плохо, будто он не отсюда, не из нашей родной задрищенской реальности.

Коллеги его не любят, дела срываются, начальство не ценит, жена пилит, теща материт, дети кладут на него из под хвоста.

Издатель справедилво полагает, что за интересную работу платить можно минимум.

Узкие рефлексоидные рамки восприятия потребителей корежат творческий процесс.

Читатель привечает автора как своего личного врага, обделывая крепким, матерным словом в разговорах и комментария в Сети.

А он, все перетерпев, снова убегает в страну своих фантазий где он наместник бога, немеряно крутой герой, убивающий всех плохих и любовник «самых первых и недоступных красавиц». Бедный, бедный «служитель искусства».

Лечит его жизнь болезного и никак не вылечит.

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: