Главная > М. и Р., архив, литература > Летопись забытых побед или хроники экстремального туризма.

Летопись забытых побед или хроники экстремального туризма.

Роман Сергея Маркова «Юконский ворон», историческое исследование «Летопись Аляски».

Если вдруг вы попросите кого-нибудь вспомнить великих путешественников, то в первую очередь вам назовут Колумба, Магеллана или Кука.
Свежий ветер, белоснежные паруса, далекие земли на горизонте, багряные закаты на тропических островах, лазурная голубизна моря и белый песок пляжей. Прожаренные солнцем и просоленные брызгами матросы на шканцах, бронзовые стволы в открытых пушечных портах, блеск металла кирас солдат, лязганье мушкетов и аркебуз. Благородные доны, объявляющие землю сию собственностью своего короля на веки вечные. Вот, что у большинства ассоциируется с эпохой географических открытий.
Спору нет, каравеллы, бригантины, барки и клиперы летящие по волнам красивы и просто магически притягательны. Но ведь было и по-другому…

Таежные дебри, непроходимые болота, бесконечная тундра. Лето, наполненное одуряющим звоном комариных полчищ и тонким жужжанием мошки. Холода до –70 оС зимой. Оледенелые хребты, которые вознеслись на 3-х километровую высоту.
И по все этой «романтике» нужно пройти своими собственными ногами, считая расстояние в ночевках и дневных переходах. А за спиной тяжеленная кремневая пищаль, мешок с провиантом и огневым припасом, за поясом топор – зачастую жизнь зависела лишь от умело подобранного снаряжения, от состояния пороха или возможности разжечь огонь в зимнем лесу…
Первопроходцы, которые шли этим путем, должны были уметь многое: быть геологами и гидрографами, солдатами и дипломатами, охотниками и строителями.
Об этих людях, которые исследовали и осваивали новые земли, тяжким трудом продвигаясь вглубь неисследованных пространств, повествует Сергей Марков. В «Летописях Аляски» описана история открытия и освоения негостеприимного северного края россиянами от почти забытых времен Дежнева и Хабарова до момента написания книги.
Автор заставляет читателя по — новому взглянуть на небылицы географов того времени и скупые исторические свидетельства, приоткрывая целые пласты безвестных, забытых исследований северной оконечности американского континента.
Описывает он и вполне исторические времена Российской –Американской торговой компании. Автор точен и подробен в перечислении фактов: кто, куда, в каком году ходил морем или посуху, что нашел. Как осуществлялся меновой торг, что и в каком количестве сдавали индейцы и эскимосы за бусы и железные котелки. Сколько было вывезено пушнины с Аляски, на какую сумму, что было поставлено взамен. Как бобровые шкуры менялись на зерно в Сан- Франциско, а колокола отлитые аляскинскими медниками приобретались калифорнийскими иезуитами для своих монастырей. Где добывалась соль для поселенцев. Откуда доставлялось сырье для свечного завода в Ново — Архангельске. Как мореходы из числа аляскинских поселенцев плавали к Гавайям и на Гаити. Каким образом поселенцы уживались с местными жителями.
В романе «Юконский ворон» Сергей Марков обращается к исторической личности, «не имеющему чина», бывшему флотскому лейтенанту Лаврентию Загоскину, его путешествиям  по Аляске и мытарствам в родном Отечестве. Перекликаясь с «Летописями», роман создает «стереоскопический»  эффект, позволяя читателю из отстраненного наблюдателя стать участником событий, перенести восприятие «от первого лица» на сухие факты научного исследования. Градусы и мили вдруг становятся холодным, заснеженным пространством, абстрактные «индейцы» обретают плоть и кровь, а их ножи и копья твердость и остроту. Холод и оторванность от людей на «одиночках», где жили заготовители мехов, полуголодное существование малочисленных гарнизонов. Заглянуть в жизнь исследователей и промысловиков, которые справедливостью и благородством, мужеством и силой добивались уважения местных жителей. Узнать, о чем думалось исследователям у костра холодными зимними ночами, что заставляло их идти дальше. Конечно, идеальный образ землепроходца, «рыцаря без страха и упрека», несет идеи автора романа, его понятия о славе, доблести. Более того, по всей видимости, он не применим к большинству людей, несовершенных созданий из плоти и крови, живущих по законам несовершенного и жестокого мира. Но Сергей Марков имел возможность выбрать реальный прототип своего персонажа, не слишком погрешив против истины.
Рассказывая о жизни россиян в Америке, Сергей Марков опирается на собранный им огромный фактический материал Тихоокеанской картотеки, состоящей из уникальных архивных материалов участников аляскинской эпопеи: личных писем, дневников и официальных документов, а также выписок из различных исторических источников. Он дает пищу для размышлений внимательному читателю, который за цифрами и фактами сможет увидеть помимо сказанного, картину разграбления и оскудения природы северного края, жестокостей, творимых колонистами, причин по которым эта богатейшая земля была оставлена без надлежащей защиты со стороны государства. А позиция тогдашнего правительства в отношении аляскинских территорий, скорее всего напоминает действия разожравшейся, обнаглевшей от бессловесной покорности «подопечных», «дырявой» бандитской «крыши», которая и защитить не может и самим защитится не дает, лишь только умеет тянуть последние соки. И результат не замедлил сказаться.
18 октября 1867 года, в Ново – Архангельске, состоялась церемония передачи новым владельцам проданной за 7.200.000 долларов по договору между Россией и Соединенными Штатами земли. Огромные территории, скрывающие в себе нефть и золото, толкнули по символической цене – всего 12 долларов и 40 центов за квадратную милю.
Еще раньше были проданы русские владения в Калифорнии.
Да, дешево были оценены старания исследователей и первопроходцев, их наивный энтузиазм в установке памятных знаков «земля российского владения» и раздаче  медалей с надписью «союзныя России» главам племен.
Вместе с землей, американскому правительству были переданы все документы, все архивы, чтобы живое слово участников событий не звучало упреком горе — правителям.
Прозвучали слова: « По повелению его величества императора…», словно удары аукционного молотка, и российский флаг, затрепетав, словно крылья смертельно раненой птицы медленно опустился с высокой мачты, превратив подвиг «во славу Отчизны» многих поколений россиян в затянувшуюся на века промысловую экспедицию и многолетний экстремальный туризм в свое удовольствие.
Интересно, что «Юконский ворон» впервые увидел свет через год после окончания Великой Отечественной войны, после того, как в течение трех лет считался потерянным, когда необходимость в сырьевых ресурсах и электричестве заставила осваивать малонаселенные территории Восточной и Западной Сибири, Камчатки и Чукотки. Вот уж действительно — рукописи не горят.
Примечательно, что к произведениям Сергея Маркова обращаются вновь, во времена, когда наша страна стала побирушкой, словно нищий выклянчивающей кредиты, мнимой величиной в геополитике, свалкой третьесортных товаров, сырьевым придатком развитых стран и вот-вот превратится в ядерную помойку всего мира. Может, мы снова хотим вспомнить, что могли бы быть великой державой?

Реклама
Рубрики:М. и Р., архив, литература Метки:
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: