Главная > Литература, Самописное > Джихангир-император. Прошедшее продолженное время. Отрывок.

Джихангир-император. Прошедшее продолженное время. Отрывок.

Ну-ну. А куда дома деться от прогресса? За стеной музыка, — очередные соседи домашний хренотеатр купили и наслаждаются на полной громкости. По улицам хачи раскатывают на приседающих от мощи динамиков музвагенах. От передатчиков вай-фая за окном аппаратура зашкаливает. Я уж про мобильники молчу. В год, когда «сотовые» пошли в массы, у меня резко выросло число пациентов с расстройствами внимания и памяти.
— А при чем тут прогресс?
— Ведь именно он позволил расплодиться, обвешаться проводами и антеннами, вывел на улицу стада прожорливых монстров, натыкал заводов и свалок. Именно прогресс создал на потребу биомассы социальные сети, это для тех кто поумнее, порнуху и онлайн игры для дебилоидов. Для совсем конченных, отработанной фекальной массы населения, дал отраву на все времена — телерадиовещание. Именно прогресс позволил засунуть в бетонные соты потребителей и устроить гонку — кто вытащит у лоховатых граждан денег за ненужные им услуги.
— Ну так ведь не прогресс, а капитализм.
— Верно, прогресс это граната для обезьяны. А обезьяна — это наша система «свободного предпринимательства», которая впрочем давно уже не свободное и не предпринимательство, а простое оболванивание, отъем денег за воздух, выкручивание рук и воровство. А главное — нет у этой системы ограничителя. Больше, дальше, быстрее и глубже в жопу — вот ее девиз и кредо.
— Ну так выкручивание рук… — парировал Андрей.
— А вот к примеру про руки… Точечная застройка увеличивает плотность населения. Под это дело осваивают «лишнее» место на пустырях и дворах. Подлыми административными приемчиками изводят гаражи с хилой компенсацией по полтора кило мертвых президентов, зато строят многоэтажные стоянки с ценой машиноместа в 17 тысяч. И это, блядь, называется «народный гараж».
— Ну ты Волк на любимого конька сел, — заметил Андрей.
— Верно, — заметил я. — Один из многих пострадавших от действий Юрия Лубянина, главного московского вора.
Но ладно, это частный случай. Главное -«прогрессистам» сильно стараться не надо. Цепная реакция. Центростремительная сила деструктивной экономики и ублюдочная психология ущербных индивидов работают как гравитация в черной дыре, поддерживая спрос на квадратные метры. А чем выше и гуще этажи, тем дороже эти самые метры. Прямая выгода. Растет плотность застройки — растут заторы. Тоже хорошо, можно больше бензина продавать для пыхтения в «пробке». А когда всем надоест, можно эстакадку — другую построить, прокрутив свои деньги и стырив бюджетные.
Когда от давки невозможно станет дышать, они начнут продавать кислород в баллонах, суперкондишены для очистки уличного воздуха, герметичные окна и дыхательные маски. И так без конца.
— Ну конец всеже наступил, — мрачно заметил Андрей. — Радуйся…
— Только не надо делать из меня исчадие ада и мизантропа с большой буквы «М», — с усмешкой отозвался я. — Большинство мечтало, чтобы все кругом подохли. Ну вот и сбылось.
— Неправда…
— Да правда, — возразил я с усмешкой. — Любимый сюжет хомячков — апокалипсис. Все умрут, а я останусь.
— Онанистические фантазии препубертатного периода, — отозвался Андрей.
— Да не фантазии. Человек рассчитан чтобы жить вольготно, как охотник и собиратель. 30 квадратных километров на душу, если не путаю. А когда его с семьей загоняют в 30 квадратных метров, с тонкими стенами, то он уже не охотник, и не человек даже, а просто домашний скот. Но этот скот помнит, что был охотником. Оттого люди грызутся и гадят друг другу, что в городе каждый — палач чужой свободы.

— Ну это ты зря, — назидательным тоном заметил Громов. — Вот эти твои высказывания проканывали когда никто не предполагал, что так все обернется. Теперь, на кладбище, в которое превратился город, такие заявления выглядят кощунственно.
— Ну да. Ничего в это мире не меняется… Позаниматься ничем, необременительно и вольготно, когда другие тяжело пашут на морозе, душевно покушать с винцом и водочкой, когда другие едят баланду, вмазаться электронной наркотой и под кайфом попережевывать мысли о слезинке ребенка, совестливости, сострадании к сирым и убогим. Вот уж правда: «Утром мажу бутерброд — Сразу мысль: «а как народ?».
— Не передергивай…
— А знаете отчего сейчас вы все такие довольные? Не просто выжили, а большими людьми стали. Сержантами милиции. Это почти как оберкапо в концлагере. Круче только яйца.
— Волк, а в рыло? — поинтересовался Василий.
— А попробуй, — предложил я. — Вспомни про соседа… Ну, которого ты «демократизатором» отходил?
— В смысле? — после некоторой заминки отозвался он.
— Который мусор в пакетах на площадку выставлял. Ты пришел к нему при всех регалиях власти как-то: повязка, пистолет, дубинка. Ну слово за слово, пьяному пенсионеру было обидно под дуду сосунка плясать, который на его глазах вырос… Дальше продолжать?
— Нет… — слегка скривившись ответил Василий.

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: